Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Виктор КУБЕКА

В принципе и по существу

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mailВиктор КУБЕКА

В последнее время могилевские власти все чаще стали прибегать к общественному мнению по поводу обустройства города, названия площадей и улиц, проведения каких-то акций. Позиция, заслуживающая всяческого одобрения, поскольку глас народа по этим проблемам — не пустой звук, а образец конструктивного подхода к их разрешению.

Первой вспоминается дискуссия о переименовании нынешней площади Орджоникидзе. Правда, вариантов ее нового названия предполагалось немного: больше предлагали дать ей имя Георгия Конисского, религиозного деятеля, просветителя второй половины XVIII века, епископа Могилевского, Мстиславского и Оршанского. Особенно активничали православные верующие. Они организовали сбор подписей в подкрепление своей позиции, приобретя таким образом более десятка тысяч сторонников.
Но топонимическая комиссия при горисполкоме большинством голосов решила переименование не производить, поскольку как таковая площадь уже утратила свое первоначальное предназначение, а стала служить лишь транспортной развязкой. Приводились и другие, не менее убедительные резоны. В том числе и экономические. Правда, сторонниками переименования они почему-то в расчет не брались, среди них превалировало мнение, что, мол, власть как захотела, так и решила.

Ну, во-первых, если такой итог подразумевался бы сразу, то и обсуждения никто бы не открывал: зачем понапрасну, что называется, козла драть. Однако оно было инициировано именно городскими властями. Во-вторых, после него осталось у так называемого нейтрального мнения ощущение того, что оно велось, особенно со стороны верующих, по принципу: мы правы, а все ошибаются. А в-третьих, бесспорные заслуги Конисского достаточно увековечены и в культуре, и в архитектуре Могилева. И уж если менять топонимику советской эпохи, то исторически основная часть означенной площади называлась Костерня. Почему бы не вернуть ее?!

Сейчас в разгаре еще два подобных обсуждения: по поводу дальнейшей застройки территории Подниколья и проведения экскурсоводом в облике последнего российского самодержца обзорных экскурсий по Могилеву. И опять треск копий слышен со всех сторон. Опять непреодолимый напор демонстрируют сторонники епархиальных интересов. Размещение чего-либо светского близ монастыря они считают чуть ли не святотатством, оскорбляющим чувства верующих. И хотя строительство-то предполагается отнюдь не под монастырским забором, а в отдалении, для них оно оказывается неприемлемым. При этом вспоминается и историческая ценность здешней территории, и правовые документы, регламентирующие границы объекта исторической ценности. Однако напрочь забывается, в каком состоянии до недавнего времени находилось все Подниколье (кроме монастыря, конечно). Заросший кустарником и превратившийся в сплошную свалку мусора здешний ландшафт почему-то никак не тревожил души верующих и рьяных сторонников сохранения исторических ценностей. А вот когда городские власти организовали несколько субботников и силами молодежи и неравнодушных горожан вывезли отсюда сотни тонн мусора, когда был вырублен кустарник, высеяна трава и устроены дорожки, тогда поднялся этот ропот по поводу «самоуправства», «оскорбления чувств верующих», как пишет один из авторов, «издевательства». Над кем или чем?

Вопрос не просто так. Ведь прежнее «ратование» за сохранение самобытности Никольского посада ограничивалось лишь монастырской территорией. Никто даже и не подумал, не то что попытался, взять под свою длань этот самый посад да навести здесь должный порядок, чтобы перед туристами и иными почитателями старины не было стыдно. А теперь, как говорят, нашли топор под лавкой.

Не совсем понятно и противодействие строительству здесь торгово-развлекательного центра. Он тоже станет служить людям, их материальному и духовно-нравственному обогащению, улучшению уровня жизни. Да и находиться от монастыря будет на изрядном расстоянии. Одно другому мешать не должно. Тем более что верующие сейчас почему-то склонны отождествлять духовность только с религией. А ведь это далеко не так. Влияние на уровень духовности человека оказывает и литература, и искусство, будь то театральное или музыкальное, которые, кстати, и планируется представлять в предполагаемой новостройке. Так где тут противоречия с православной верой, тоже служащей развитию духовности людей?

Только адептам видятся они и в задумке проводить исторические экскурсии с гидом в образе последнего русского царя. И если его и его семью канонизировали как царственных страстотерпцев, то это не значит, что имя царя стало недоступным для мирян. Николай II навечно внесен не только в анналы православия, но и в анналы истории. И почему от его имени не может вестись рассказ об исторических событиях, участником и даже непосредственным творцом которых он был, а художественные и документальные фильмы, литературные произведения о нем, подчас выставляющие императорский художественный образ не совсем в благопристойных тонах, создавать можно? Кстати, как и еще одного канонизированного исторического персонажа князя Александра Ярославича (Невского), в честь которого даже учреждена светская награда — орден.

Начинаешь задумываться о подобных обсуждениях, о позициях «противоборствующих» сторон и невольно приходишь к выводу: не хватает пастве дискуссионной культуры, не может она под влиянием догматизма всесторонне поразмыслить, чтобы быть более убедительной, а не изначально присваивать себе сторону правых. И еще раз убеждаешься в правоте афоризма: «Не хочешь думать — верь».