Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

ci-system.ru
shazzle.com

Общество

Лекарство от бесов

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail

Отец Валериан — один из двух священнослужителей в Беларуси, которым дозволено с благословения митрополита служить особый молебен о недужных и страждущих от нечистых сил, называемый в народе «отчиткой».

Все ли из нас знают и задумываются над тем, что живут в «зеркальном» мире? Что наши поступки и слова отражаются не в конкретном трюмо, а в невидимых глазу зеркалах, которые обладают не подвластными человеческому разуму свойствами. Впрочем, богословы используют лишь образ, сравнивая с зеркалами духов, окружающих нас: «Те зеркала, которые вокруг человека, отражают свет или тьму». Духи тьмы стремятся завладеть человеческими душами, и тогда земное пребывание индивидуума превращается в «досрочный» ад, из которого, к счастью, возможен выход. Не прибавляет радости и оптимизма человеку жизнь, омраченная недугами. Помощь болящим и страждущим оказывает протоиерей Валериан, служащий в храме Святого великомученика Георгия Победоносца, который находится в г.п.Смиловичи Червенского района Минской области. Отец Валериан — один из двух священнослужителей в Беларуси, которым дозволено с благословения митрополита служить особый молебен о недужных и страждущих от нечистых сил, называемый в народе «отчиткой».

Смиловичский батюшка ведет и персональный прием граждан.
Молебен о недужных и страждущих
Молебен о недужных и прием бывают в храме по вторникам. В этот день в Смиловичи люди съезжаются из разных уголков Беларуси и не только. Как правило, прибывают на частных машинах и рейсовых автобусах, заранее записываясь в очередь на прием к отцу Валериану. Из Могилева по вторникам в Смиловичи совершаются организованные поездки от Трехсвятительского собора на микроавтобусе. Их организовывает раба Божья Татьяна, для которой батюшка является духовным отцом.
В интересах наших читателей, нуждающихся в помощи, в одну из таких поездок и отправилась по благословению отца Валериана.
Конечно, о людях, одержимых бесами, доводилось и читать, и слышать как о явлении. О том, что бесноватые во время молебна чувствуют себя в храме некомфортно и ведут неадекватно. Женщины могут орать басом, дети проявлять недюжинную силу и буйство, а мужчины, к примеру, хрюкать. В день моего присутствия на особой службе в церкви Георгия Победоносца экстремальных бесчинств не наблюдалось. Но и того, что довелось услышать, было предостаточно, чтобы изначально испытать чувство страха, на смену которому пришло сострадание. Знающие люди, не впервые посещающие смиловичский храм, предупреждали, что с началом молебна многие из присутствующих начнут спешно покидать его стены. И это при том, что добирались издалека. Их будут «гнать» прочь бесы, почувствовавшие себя некомфортно. Действительно, в какой-то момент службы некоторые стали уходить один за другим. Люди расступались перед каждым, образуя живой коридор. В звенящей тишине храма воздействие молитвенных слов лично мною ощущалось не только на духовном, но и на физическом уровне. В ногах, подуставших от стояния, внезапно появилась легкость, а душу «пробило» на благодатную слезу. Вдруг в передних рядах послышалось жалобное «ав-ав», словно гавкал маленький щенок. Тявканье усиливалось при отдельных словах и фразах молебна. Те, кто стоял рядом, позже рассказывали, что звуки издавал маленький мальчик в инвалидной коляске, которого с трудом удерживал за плечи отец-богатырь.
Но это были «цветочки» по сравнению с тем, что стало твориться буквально позади меня. Некто начал кашлять взахлеб, казалось, что человека выворачивает наизнанку. Кашель переходил во внутриутробные стоны, словно кто-то изнемогал от предсмертных хрипов. Какофонию звуков трудно передать: они усиливались при слове «отлучись», что только придавало желания усердно осенять себя крестным знамением. С окончанием молебна прекратились и нехорошие звуки. Оказалось, что их издавала девушка хрупкого телосложения, которая позже мило беседовала с подругой и улыбалась как ни в чем не бывало. Служба завершилась окроплением присутствующих святой водой. Люди стремились как можно больше попасть под ее благодатные брызги. Затем последовало помазание елеем и благодарственное приложение желающих к иконе Божьей Матери.

Расплата за колдовство и вхождение в транс
В ожидании приема отцом Валерианом люди, отстояв в очередь за святой водой, расположились в храме. Церковь превратилась в подобие зала ожидания: все сидячие места вдоль стен оказались занятыми. Многие из ожидавших устраивались на дощатом полу: кто сидел, а кто и дремал лежа. Юная девушка прикорнула на стуле, положив голову, словно дома на подушку, на раку с мощами святых.
В первую очередь к батюшке приглашались родители с маленькими детьми, затем — члены семей священников. Остальные — по списку. Моя добровольная помощница Татьяна, организатор поездки, знакомила меня с теми людьми, чьи истории недугов были ей уже знакомы.
— Святик, где твоя мама? Позови Марину, — обратилась Татьяна к мальчику лет двенадцати, который только раза с пятого отреагировал на ее вопросы. Мальчонка явно находился «на своей волне».
— Святослава и его маму из Витебска за год их регулярных приездов в Смиловичи знаю уже хорошо, — поясняет Татьяна мне. — Вы не можете себе представить, каким он был вначале. В первый раз, когда они приехали прошлой осенью, Святослав не мог войти в храм — упирался как бык. Во время молебна бился в припадке — его приходилось удерживать троим взрослым. Я тоже помогала держать. Он орал, вопил, размахивал кулаками... После службы ходил по храму и заглядывал сидящим людям в глаза. Того, кто ему чем-то не понравился, мог ни с того ни с сего ударить. Его мама сама признавалась, что у мальчика дедушка был колдуном, а на ребенке сказалось родовое проклятие.
— Марина, — подзывает она проходившую женщину, как оказалось, многострадальную мать Святослава.
Та поведала, что до трехлетнего возраста сын был нормальным ребенком, переболев инфекционной болезнью, изменился до неузнаваемости. Стал агрессивно-буйным и неуправляемым.
— К кому только ни обращались — к врачам, экстрасенсам, бабкам, но сыну становилось все хуже и хуже. Пока мы не приехали к отцу Валериану. Слава Богу, Святослав стал гораздо спокойнее...
Своя история беды и недомоганий и у молодой продвинутой дамы, которая попросила назвать ее другим именем, опасаясь узнавания. Назовем ее Алла. Так вот, Алла, как натура любознательная, ставила сама над собой опыты с погружением в транс.
— В подсознание лучше не лезть, — осторожно подбирает слова Алла. — Первый раз из транса выходила легко, после третьего — с трудом... Последствия опытов оказались ужасными... В поисках спасения приехала сюда, — Алла подробно рассказывает о своих физических ощущениях последствий транса, опуская метафизические. Говоря о том, что облегчение наступает после приложения креста отца Валериана.
— Я у батюшки попросила и благословения на бизнес, так хорошо теперь бизнес идет, — заключает свой рассказ Алла.

Когда тело болит, а душа парит
Признаюсь, что самое тяжелое во время бесед с болящими людьми в Смиловичах было расспрашивать онкологических больных. Очень симпатичная моложавая могилевчанка Оксана (ее тоже назову другим именем) даже продемонстрировала свое направление на операцию двухгодичной давности, которым так и не воспользовалась.
— В Смиловичи приехала чуть живая, — показывает она документ. — На первой своей службе присутствовала сидя. Облегчение почувствовала после первого раза. За три молебна и посещения отца Валериана я излечилась. Сегодня чувствую себя здоровым и бодрым человеком, а к батюшке приезжаю для профилактики.
У католички Ядвиги положение сложнее. Диагноз ей поставили в мае, операцию сделали три месяца назад. Теперь она проходит курс химиотерапии, а параллельно — в пятый раз приехала в Смиловичи.
— Я врачу призналась, что езжу — куда советуют, а она сказала, что одно другому не помешает, — поясняет Ядвига. — У меня католиками были дедушка с бабушкой и мама. Отец Валериан говорит, что Бог един и не разделяет людей на группы. Батюшка благословил нашу Татьяну, чтобы она из Могилева и католиков возила. Я теперь езжу и по местам православных святынь. Евфросинию Полоцкую почитают как католики, так и православные. Чудотворная Белыничская икона Божьей Матери веками почитаема православными и католиками. Те и другие ездят поклониться к Иоанну Кормянскому...
Когда я еду в Смиловичи, даже выехав из Могилева, уже чувствую облегчение. Помню, как возвращалась после первого приезда к отцу Валериану: моя душа парила от необъяснимой легкости. Теперь меня сюда просто тянет. Здесь нахожу облегчение...
— А я после приема у батюшки два дня словно летаю, — говорит соседка Ядвиги — Светлана.
Обе они сидят в ожидании своей очереди на полу. Светлана рассказывает о себе, что годами страдала от приступов невыносимой головной боли. Словно голову сжимали невидимые тиски. Походы по врачам результатов не давали: даже обследования на суперсовременной аппаратуре не обнаруживали никаких отклонений от норм в головном мозге.
— Мне говорили: вы абсолютно здоровы. Спрашивали: где работаете? Ах, на складе — работа нервная, — констатирует Светлана. — И рекомендовали принимать витамины и отвары трав. Боль стала сопровождаться звоном. Много лет назад я упала и думала, что боль — последствия удара головой. Одна женщина сказала моей матери, что подобное излечимо только молитвами. Я начала читать Библию. А потом узнала про отца Валериана и приехала в Смиловичи. Я, правда, до него пыталась к бабкам ходить, но он сказал — нельзя. Я постилась и исповедовалась. С января езжу к батюшке. Живу без таблеток и без боли — это плюс. Батюшка сказал, что у меня — духовное заболевание, а не физическое. Все вещи происходят в нашей жизни не случайно...

Над кем бесы берут власть?
Слушая рассказы своих собеседников, вспоминаю о том, что древнейшие методики оздоровления основаны на постулате: «Корень всех без исключения болезней — в состоянии души».
— Господь посылает людям болезни за грехи для спасения их душ. Чтобы тело страждало, а душа спасалась, — вразумляет отец Валериан, когда наконец меня допускают к нему в кабинет, где он ведет прием страждущих. Батюшка прикладывает к больным местам посетителей большой крест и читает над ними молитвы. — Бесы берут власть над теми, кто далек от Церкви. Люди до 4-го колена страдают и за грехи близких родственников, которые занимались колдовством. Пришло время, благоприятное для всякой нечисти. Будущее в руках Господа, а жизнь устраивается по промыслу Божьему. Поэтому не следует посредством гадания или спиритизма пытаться заглянуть в будущее. Надо жить настоящим. Откройте последнюю главу Апокалипсиса, где сказано, кто не наследует Царствие Небесное. Чародеи, любодеи, убийцы, пьяницы...
— Батюшка, но ведь современные целители или экстрасенсы, как они себя называют, говорят, что их дар целительства от Бога. Лечат они и совершают обряды с молитвами, иконами, церковными свечами...
— Их дар от лукавого — за что потом и расплачиваются невинные младенцы до 4-го колена. Иконы для них — атрибутика, камуфляж, чтобы заманить доверчивых людей. Они даже посылают человека в церковь, а когда тот очистит душу, то и приносит ее чистенькой врагу рода человеческого. А некоторые колдуны даже денег не берут за свои услуги.
— Вы сказали, что пьяницы не попадут в Царствие Небесное, а в народе существует поверье, что Господь бережет пьяниц...
— Пьянство — это не болезнь, а страсть. Грех, как и страсть блуда. Господь не может любить пьяниц, тех, кто приносит зло и страдания ближнему. Ко мне обращаются те, кто допился до такой степени, что некуда уже деться — рушится семья, выгоняют с работы. Есть люди, которые, приехав ко мне, чтобы избавиться от страсти пьянства, потом с этой же целью привозят и своих друзей.
— Как вы относитесь к кодированию — от алкоголизма, табакокурения и т.д.?
— Кодирование — это шарлатанство.
— Батюшка, при каких заболеваниях вы помогаете? Как отличаете: психическое заболевание у человека или одержимость?
— Во время молебна они сами отличаются. Через мои руки прошло много людей с диагнозом шизофрения, эпилепсия. Выяснилось, что зачастую под этими диагнозами кроется враг рода человеческого. Как говорят врачи, симптомы той же эпилепсии снимаю с помощью Божьей и молитвой. Онкологические больные — сложный вопрос. В моей практике немного случаев излечения.

«Каждый грех — духовная смерть»
...В этом месте сделаю отступление от нашей беседы. И расскажу о своих впечатлениях от приема отцом Валерианом страждущих, при котором довелось присутствовать.
Отец маленького мальчика говорит, что у ребенка врожденный порок сердца. Протоиерей прикладывает к груди дитяти крест и творит молитву. Мужчина в годах, перечислив свои болячки, жалуется, что разговаривает во сне...
Мужчина интеллигентного вида средних лет говорит:
— Батюшка, у меня лейкемия. Я у вас уже был один раз. Когда вернулся домой, то сдал анализы. А они оказались в норме. Врач удивился и сказал, что здесь что-то не так — надо пересдавать анализы. Теперь меня направляют на операцию по трансплантации костного мозга. У меня и донор есть — сестра.
— Я не против врачей, но если восстановились анализы, стоит ли спешить с такой операцией?! — размышляет вслух отец Валериан. — Приезжайте ко мне еще...
Старушка после молитв над нею жалобно причитает речитативом, что она любит всех — и людей, и зверей, и растения, а ее «они» (т.е. бесы) «скубут».
— Архимандрит Петр сказал, чтобы я ночью молилась. Так с меня пот ручьями идет, а я молюсь — стало легче. Мне дверь входную обливают. Все мне завидуют, а я всех люблю...
После ухода бабки священник комментирует:
— Конечно, у нее духовное заболевание, раз на нее «они» нападают. Бабушки занимаются белой или черной магией, а потом удивляются: за что на них нападки идут? Бегут за помощью в церковь.
— И церковь помогает? — интересуюсь.
— Рекомендую, Людмила (батюшка обращается к автору), почитать «Житие и страдание священномученика Киприана и мученицы Иустины». Если коротко, то Киприан был известным чародеем. К его услугам обратился один юноша, возжелавший христианку Иустину. Чародей насылал на нее бесов, но та устояла с помощью Креста Господня и молитвы. Киприан пытался мстить деве, но был посрамлен. Все закончилось тем, что Киприан сжег свои колдовские книги и принял крещение. Киприан и Иустина приняли мученическую смерть за веру.
Пока отец Валериан рассказывает, его внимания дожидается женщина средних лет.
— Батюшка, а если ребенок раньше верил в Бога, сделали ему операцию — не помогло. Он разуверился... — сбивчиво ведет речь посетительница.
— Ребенок — не телок, что родился — и к корове под вымя, — шутит отец Валериан. — Надо за него молиться. Говорите, что из-за неудачной операции ребенок разуверился в Боге? А вы просили благословения у священника на операцию? Соборовали его, причащали? Раньше, когда пациент приходил к врачу, тот в первую очередь спрашивал: получил ли благословение у духовного отца? Человек страдает оттого, что то верит, то впадает в неверие. Стоило Моисею задержаться на горе, как евреи впали в идолопоклонство. Вспомните историю Руси: как только Русь отступала от Бога — так на нее то татары нападали, то фашисты.
— Ребенку уже 19 лет, а он не ходит, — перебивает о своем женщина.
— Вера — дар Божий. И ни для кого не ограничена, а человечество не хочет переступить через свое «я».
Есть притча: Господь шел с апостолами, на их пути сидит человек без ног. «Кто согрешил: он или родители?» — задумались апостолы. Господь говорит: «Если бы у него были ноги, то прошел бы огнем и мечом всю землю...».
Надо 19-летнему ребенку не унывать, а молиться. Уныние — тоже грех, а каждый грех — духовная смерть.
— Батюшка, а почему у нас постоянно совершают кражи? Господь нас за что-то наказывает? — допытывается все та же женщина.
— Если Господь хочет кого наказать, то отнимает у него разум. О кражах скажу так. У человека есть два свободных пути: одни идут по пути Авеля, другие — Каина. В обществе преобладает зависть. Почему у вас постоянно крадут? Подумайте о зависти. Апостолы говорили: не делай того другому, чего не хочешь себе. И еще, если у одного человека кражи постоянно — значит есть у него должок перед совестью, перед Господом.
Озадаченная посетительница уходит.
В образовавшейся паузе вновь подступаюсь со своими вопросами.

«Не уподобляйтесь Миколке-паровозу»
— Батюшка, вы посоветовали женщине молиться за сына. Это как?
— Не до фанатизма. Помните, как Миколка-паровоз: когда дед кланялся перед иконами, то он утюгом стучал по печке. Вера — в простоте. Достаточно соблюдать утреннее и вечернее правило, посещать церковь, читать Новый Завет, житие святых. А то иные иногда начинают мудрствовать и впадают в прелесть. Влезет такой в апостольские правила, где богословы мыслят, или понабирает 20 акафистов, а потом говорит: «У меня иконы светятся». Если жена день молиться только будет, то некогда ей ни стирать, ни готовить.
Господь что сказал? Вера в немногословии. Человек должен верить, что есть Царствие Небесное, и стремиться любить Бога и ближнего, как самого себя. Никого не осуждать. Все происходит по воле Божией.
— Что можно предпринимать для облегчения страданий болящих?
— Не ждать чуда, что произойдет сиюминутно. Потом говорить: я же исповедовался, я причащался.
Есть таинство соборования для болящих. Ко мне приходит знакомый хирург и говорит: «Делаю одну операцию, делаю — вторую. По всем медицинским меркам в обоих случаях пациенты должны жить, а они умирают. Почему?».
Я и объясняю ему: заболели — зовите пресвитера на соборование. Даст Бог —станет лучше, а нет — Господь примет к себе человека без излишних телесных страданий.
Недавно один учитель пригласил к своему отцу. Мучился болящий, а никак душа от тела не отходила. Причастил его, окропил святой водой — у него слезы из глаз пошли. Я только ушел, он и умер спокойно.
— Батюшка, а как давно вы практикуете? И какой самый тяжелый случай был в вашей практике?
— Всякий дар — свыше. Благословение совершать молебен о недужных и страждущих от нечистых сил и оказывать им помощь получил 18 лет назад. В России и Украине отчитки давно практиковались. У нас в Беларуси не было. Чтоб люди не метались — такая служба появилась и у нас.
Тяжелый случай? Многие приезжают не потому, что верят, а из любопытства. В церковь обращаются, как в последнюю инстанцию. Самое тяжелое — вложить в сознание, что надо верить, молиться, причащаться.
...Конечно же, попросила отца Валериана зайти к нему в качестве пациентки в порядке очереди. И только через пару часов вновь попала в уже знакомый кабинет. Скажу одно, по молитвам батюшки как рукой сняло усталость и головную боль, почувствовала бодрость и радость. От отца Валериана выходила около часа ночи, а он продолжал прием болящих.
Людмила ГРИШАНОВА.