Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

Общество

Ночлежка для бомжей. Суровые будни

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Вера СТЕПАНОВА.

С марта нынешнего года Могилевский центр социальной адаптации лиц, ранее судимых и возвратившихся из ЛТП, преобразован в центр временного ночного пребывания лиц без определенного места жительства. Об этом учреждении и о том, кто теперь имеет право на ночлег в нем, рассказывает его директор Игорь Демьянков.

– Скажите, пожалуйста, Игорь Олегович, в чем отличие сегодняшнего учреждения от центра социальной адаптации ранее судимых?
– Раньше это была структура УВД. Теперь же наше учреждение подчиняется гор-исполкому.
Другим стал и контингент. Здесь теперь могут находиться только несудимые лица либо такие, у которых судимость снята в установленном порядке.

– Человек должен как-то оформить свое пребывание здесь?
– Желающий получить место в центре временного пребывания должен зарегистрироваться в отделении гражданства и миграции Октябрьского РОВД г.Могилева, а затем обратиться сюда (ул.Новицкого, 3) в рабочий день недели с 8.00 до 17.00. Мы даем направление в горЦГЭ (ул.Лазаренко), где такой человек и его одежда подвергаются санобработке, а в поликлинике №6 он в обязательном порядке должен пройти флюорографию. Больных туберкулезом направляем на лечение в противотуберкулезный диспансер.

– Доводилось слышать, что в других городах (например, в Витебске) собирающихся у церквей, больниц… бомжей сотрудники милиции и без согласия таких людей доставляют на санобработку, а затем в центр временного пребывания…
– В принципе это возможно и у нас в рамках взаимодействия разных структур по профилактике преступности. Сотрудники органов внутренних дел могут подобрать такого человека, отвезти его на санобработку, флюорографию, выписать ему направление в наше учреждение. И мы такого примем даже без его заявления.

– А куда деваться теперь бездомным могилевчанам, возвращающимся из мест лишения свободы? К тому же «бомжуют», наверное, в нашем областном центре уроженцы не только других городов Беларуси, но и соседних республик?
– В соответствии с уставом этого учреждения мы таких сюда поместить не можем. Но могилевчан, возвращающихся из МЛС и состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях нашего города, регистрируем по этому адресу на срок до трех месяцев. Что позволяет человеку трудо-устроиться. В ряде организаций есть общежития. А если место в нем ему не выделят, то придется снимать жилье.
Бывает, что обращаются к нам иногородние, но ведь в каждом городе Беларуси (в том числе и в райцентрах) определены места регистрации лиц без определенного места жительства, и мы им рекомендуем туда обращаться. Например, не так давно приходил к нам уроженец Минска, который освободился из МЛС и приехал в Могилев к женщине, с которой познакомился по переписке (кстати, довольно распространенное явление). Но оказалось, что и у нее жилья нет, к тому же она на тот момент находилась в ЛТП. А у этого человека плюс ко всему, как он сказал, открытая форма туберкулеза. Будь он могилевчанин, мы бы направили его на лечение в Могилевский противотуберкулезный диспансер, а так могли только порекомендовать добираться до Минска.

– На сколько мест рассчитано возглавляемое вами учреждение и известно ли хоть примерно, сколько в Могилеве находится лиц без определенного места жительства?
– Органами внутренних дел в нашем областном центре зарегистрировано около 180 бомжей. А в этом учреждении 22 места.

Иван — в прошлом водитель-дальнобойщик (слева), и Валерий — в прошлом художник.

– Судьбы таких людей для вас – открытая книга. Кто они, как оказываются на дне жизни?
– В основном у каждого из них в свое время была нормальная жизнь, были дом, семья.
А к теперешнему их состоянию многих привело злоупотребление спиртным и собственная безалаберность.
Бывает, конечно, что и жизненные обстоятельства загоняют в угол. Например, зарегистрирован у нас 58-летний Николай. Некогда был судим, инвалид по онкозаболеванию легких. В дом-интернат его направить нельзя, так как рак является противопоказанием для определения в подобное учреждение. В хосписе мест нет. Выделили ему по нашему ходатайству комнату в общежитии от ОАО «Могилевхимволокно». Но даже добраться туда и оформиться он не мог по состоянию здоровья. Периодически приезжал к нему сюда хоспис амбулаторный, поддерживали лекарствами. А недавно у него плюс ко всему началась гангрена. Мы положили этого человека в больницу скорой медицинской помощи на операцию.
Есть люди, которые при желании и определенном стремлении могли бы занимать приличное положение в обществе. Зарегистрирован у нас 55-летний кандидат технических наук, патент на изобретение имеет. Жил в свое время с родителями, занимался наукой, а когда родителям понадобился уход, их к себе в Минск забрала дочь, квартиру продала. Часть денег выделила брату. Деньги разошлись быстро. И этому ученому пришлось зарегистрироваться в нашем центре. Я предлагал ему несколько мест работы, соответствующих его образованию, но он отказывался. Теперь работает в одном из фермерских хозяйств по найму. Можно не без горького юмора сказать – последователь Льва Толстого, пошел под старость землю пахать.
Зарегистрирован здесь и художник 1963 года рождения, умудрившийся за свою сознательную жизнь продать за бесценок 4 квартиры, доставшиеся ему по наследству. В конце концов, остался в комнате, которую оставил своей гражданской жене с ребенком. Сам теперь тоже работает в фермерском хозяйстве по найму.
Азербайджанец проживает. Он более 10 лет проработал в Могилеве водителем троллейбуса. Но развелся с женой, перешел жить в общежитие, потом уехал в Азербайджан. Однако на родине у него что-то не заладилось, вернулся в Могилев. А здесь из общежития уже выписали как длительно там не проживающего. Пришлось ему обосноваться пока у нас. Работает по найму.

– Назначение этого учреждения лишь предоставлять временный приют?..
– Не только. В наши обязанности входит проводить с такими людьми определенную работу по их социализации, помогать им с трудоустройством, с определением в дома-интернаты, тяжелобольным – в больницу сестринского ухода…

– Всегда ли это удается?
– Бывает по-разному. Недавно оформил 62-летнего водителя-дальнобойщика в дом-интернат. Пенсию он заработал нормальную, не судим. Так что взяли его туда без вопросов. А все несчастья этого человека начались после того, как жена уличила его в супружеской неверности. Развелся. Уехал затем в Москву. Там с работой не повезло, вернулся в Могилев, и вот – у нас.
Трудоустраивать наш контингент помогает городской Центр занятости. Но есть такие уникумы, которые всячески избегают работы. Проживает у нас один 54-летний могилевчанин, который умудрился 20 лет прожить, нигде не работая. Собирает по помойкам бутылки, металл, макулатуру, натащил и сюда в комнату всякого хлама. А начинал когда-то трудиться на «Техноприборе», но давно утратил всякие профессиональные навыки. Мы рекомендовали ему устроиться дворником. В городе более 100 таких вакансий. Говорят, что зарабатывать можно около 4 миллионов в месяц, если взять на обслуживание два участка. Не хочет. И таких лентяев среди нашего контингента немало. К рюмке они все, как правило, неравнодушны.

– Эта ночлежка (по сути, можно, наверное, и так назвать такое учреждение) производит удручающее впечатление. Нужен бы ремонт…
– Нынешним летом планируется провести здесь капитальный ремонт.

– Каких еще проблем хотели бы коснуться?
– Их много. Надо бы, считаю, такому учреждению иметь своего штатного психолога.
А в принципе следовало бы, по моему мнению, возродить применяемую в советские времена уголовную ответственность за тунеядство. Ведь в те годы человек трудоспособного возраста, полгода не работающий без уважительной причины, привлекался к ответственности и в принудительном порядке направлялся на работу на стройки народного хозяйства. Старшее поколение помнит, что бомжей тогда на улицах городов не было и ночлежки для них не создавались.