Опрос


ТЕМЫ

Последние комментарии

КУРСЫ ВАЛЮТ

Персона

Сергей Дорофеев: «Никогда не пытаюсь кому-то нравиться»

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить на e-mailОтправить на e-mail
Автор: 
Евгений БУЛОВА

В понедельник, день прямого эфира ток-шоу «Выбор», Сергея Дорофеева лучше не беспокоить. Во всяком случае так мне посоветовали его коллеги, когда я попытался встретиться с телеведущим. Тем не менее мы с ним созвонились и договорились поговорить во вторник. Хотя Сергей предупредил – времени в обрез, учеба, необходимо готовиться! Среда, четверг и пятница не подошли тоже по причине цейтнота.

Одним словом, на следующий после звонка день, имея в своем распоряжении примерно футбольный тайм времени, я сидел напротив Дорофеева (он же директор дирекции утреннего вещания ОНТ) в редакционной гримерке телеканала, намереваясь первым делом поинтересоваться – какова его реакция на то, что в опросе одного из популярных интернет-порталов вместе с Колдуном и Курьяном он возглавил тройку секс-символов Беларуси. Но в самый последний момент ваш покорный слуга передумал и спросил о другом, тем самым направив беседу в несколько иное русло, которое, к счастью, привело-таки к косвенному ответу на этот незаданный вопрос, который мне захотелось даже вынести в заголовок.

На языке зрителя
Итак:
– Сергей Олегович! Насколько ошеломляющим было для вас предложение стать ведущим ток-шоу «Выбор»?
– Не могу сказать, что оно было ошеломляющим. Хотя бы потому, что в журналистике я уже достаточно давно. Если, конечно, это соотнести с моим возрастом.

– Каким возрастом?
– Тридцать лет. С семнадцати я на радио, с восемнадцати в радиоэфире, потом на телевидении. Ничем другим, кроме журналистики, кроме информации, я не занимался. То, что я сейчас делаю, мне нравится, и надеюсь дальше расти в этом направлении. А за возможность заниматься именно ток-шоу, которое представляет собой компиляцию самых разных жанров, спасибо руководству.

– До вас «Выбор» вел Егор Хрусталев. Вы ставили перед собой задачу уйти от созданного им образа, или все получилось само собой?
– Я никогда не думал ни о каких образах. Я пришел со своим видением этой программы и делаю ее по тем соображениям, поведенческим матрицам, принципам, которые у меня в голове, которыми обладаю в силу уже имеющегося опыта и стажировки за границей.

– Можно слегка «расшифровать» эти принципы?
– Мне хочется сделать программу как можно ближе к зрителю, чтобы она говорила на их языке. Но в то же время «Выбор» – передача для людей активных, думающих, со своей позицией, мнением. Не важно каким. Главное, чтобы было желание изменить к лучшему ситуацию в самых разных сферах. Это своеобразная площадка в прямом эфире для общения людей разных позиций. Но чтобы это был не пустой треп, поговорили – разошлись, а чтобы в конце программы прийти к какому-то выбору. Чтобы зрители могли сделать этот выбор. Так что мы продолжаем следить за развитием событий вокруг наших героев и периодически к ним возвращаемся.

– Вы упомянули про стажировки…
– Об этом уже начинают говорить гораздо больше, чем этих стажировок было. Нет, я не учился по 5 – 10 лет за границей. Это были периодические выезды в Польшу, Литву, Россию, Америку, это было также дистанционное обучение.

– Во время «Новостей» нам показывают кое-какие фрагменты, предшествующие началу программы «Выбор». Тем не менее хотелось бы больше знать – чем вы занимаетесь, к примеру, за час до эфира? Как настраиваетесь?
– Никаких ритуалов у меня нет. Главное – успеть все сделать. Я беседую с гостями, редакторами, контролирую какие-то узловые моменты (Сергей Дорофеев не только ведущий, но и руководитель ток-шоу – авт.), отсматриваю видео. Иногда все идет по графику, иногда – полный аврал, каждая секунда на счету. Бывает, влетаю в студию за 2 – 3 минуты до эфира, мне цепляют передатчики, микрофон, быстренько отстраиваем звук, и я успеваю только сделать глоток чая.

– Но, судя по телекартинке, работа над передачей вам нравится.
– Эфирная работа – это максимум 5% от всего того, что я и мои коллеги делаем в течение всей недели или даже дольше. Некоторые выпуски мы ведем несколько недель, а то и месяцев, постепенно развивая тему. Эта «текучка» отнимает много времени и сил. Далеко не всегда работа интересная. Интересной для меня она становится тогда, когда начинается уже построение какой-то драматургии. Ну и потом – ведение передачи.

– У несведущего зрителя складывается впечатление, что у вас там все как по маслу…
– Примерно так говорят некоторые мои соседки: «Ну и работа! Пришел, поговорил час в эфире и ушел. Даже думать не надо. Вот и я хочу на такую работу». Не все так просто.

Действие и противодействие
– Хорошо, а чем вы обычно занимаетесь сразу после окончания передачи? Хочется моментально расслабиться?
– Хочется. Пытаюсь хотя бы минутку выкроить. Но чаще всего мы тут же с коллегами обсуждаем фрагменты передачи. Для того чтобы по дороге домой все обдумать, а во вторник уже использовать полученный опыт для подготовки другой программы.

– Вспоминаю, как вы беседовали с одним из чиновников «глаза в глаза» в «Выборе плюс». Он так не хотел давать прямые ответы на поставленные вопросы. Представляю, как вам было тяжело, все-таки беседа должна иметь какой-то логический смысл…
– Не могу сказать, что здесь можно применить слово «тяжело». Моя работа – задавать вопросы. На любой работе тяжело. А что касается «Выбора плюс», то там есть такой лайнер, который мы постоянно используем, обращаясь к зрителям: «В ближайшие полчаса вы получите ответы на вопросы, которые задаете сами». И своими ответами наши собеседники пишут себе правдивые портреты. Сами. Я всего лишь даю им в руки краски, холст, все остальное – они.

– Но далеко не каждому функционеру нравится такая услуга, после которой он начинает с экрана «пускать пузыри». Все-таки ему лучше по «шерсти», а не наоборот…
– Никогда не ставлю себе задачу нравиться. Повторюсь: моя работа – задавать вопросы. От имени зрителей. Личных интересов у меня здесь не было, нет и не будет. Если есть вопросы, должны быть и ответы. И должностные лица должны отвечать на эти вопросы, потому что они работают ради нас всех. Правильно? А если они уворачиваются, уходят от ответов, то люди видят, кто решает вопросы в тех или иных сферах.

– Лично вы испытываете давление с их стороны?
– После некоторых программ давление сильное.

– Я имею в виду не артериальное давление.
– И артериальное в том числе. Я не хочу здесь рвать на себе рубашку: посмотрите, какой я герой! Нет, работа такая. Если хочется что-то изменить и об этом прямо говоришь – это вызывает противодействие. И чем большее действие, тем большее противодействие. Обидно, что некоторые наши чиновники стали относить себя ну прямо к числу небожителей. Не подойди, не спроси, не позвони. Тысяча согласований.

– Наверное, образно выражаясь, боятся присутствия посторонних на их территории.
– Но я всегда соблюдаю корпоративный этикет самых разных организаций, ведомств, куда обращаюсь – прихожу или звоню. Я не нарушаю закон о средствах массовой информации. У меня, как и любого другого журналиста, есть право на получение информации. А если меня постоянно учат и говорят: «Сделай вот так, пусть программа будет такой», я задаю вопрос: «Мы никого не учим, почему нас постоянно учат?» Мы закон не нарушаем. Так и вы, наши потенциальные собеседники, будьте добры действовать по закону.

Железо, Limp Bizkit, театр и не только
– История журналистики знает имена многих популярных телеведущих: Познер, Доренко, Донахью, Уинфри… Совсем недавно появился Пьяных. Кто они для вас?
– Названные вами люди – пример для любого журналиста. Молодого или опытного. Я интересуюсь мнением этих людей и многих других, которых вы не назвали. Я читаю их интервью. Все это называется «быть в профессии». Надо смотреть по сторонам, слушать, что говорят, о чем думают твои коллеги. Даже те, с которыми ты вместе работаешь, с кем общаешься каждый день в редакции. Но каких-то конкретных кумиров у меня нет.

– Извините, наша землячка певица Ирина Дорофеева не состоит с вами в родстве?
– Нет, мы не родственники. Хорошо друг с другом знакомы и общаемся давно. Периодически созваниваемся, узнаем – как дела, обсуждаем события, которые на слуху. Ирина, безусловно, человек талантливый. Кому-то нравится ее творчество, кому-то не очень. Но я могу сказать одно: Ирина очень много работает. Не каждый способен так. Когда она презентует мне свои диски, я их всегда слушаю, мне интересно – что и как.

– Сегодня в Минске выступает Limp Bizkit — есть интерес к этой команде?
– Было бы время – сходил. Чтобы сформировать свое мнение. Но я не могу сказать, что эту музыку я слушаю.

– А что включаете для души?
– Сегодня ехал на работу, слушал U-2 и некоторые другие зарубежные группы, которые мне интересны.

– Думаю, поклонникам вашего творчества будет интересно – на каком авто ездит Дорофеев?
– Автомобиль самый обыкновенный. «Шевроле» корейской сборки. Объем – 1.6. Мне больше и не надо. Я никогда не гнался за марками. Хотя расход топлива для меня важен, ведь я практически не вылажу из машины.

– Хотелось бы узнать побольше о вашей семье.
– Я не люблю говорить о семье и личных вопросов стараюсь не касаться. Есть темы, которые я не обсуждаю, и об этом сразу ставлю в известность. У меня есть родители, которых я очень люблю. У меня есть сестра, которую я тоже очень люблю. Спасибо моим родителям за мое строгое воспитание. Они мои настоящие друзья, они те люди, с которыми я в первую очередь делюсь своими творческими и нетворческими планами.

– Напряженный труд предполагает и восстановительный процесс…
– Только спорт. Бег и железо. Редко бывает театр. Раньше был чаще. Было бы время, с удовольствием бы больше читал литературы. Особенно по истории. Мне это интересно, и у меня здесь есть пробелы. Хочу больше читать, но позволить себе не могу.

– Когда мы договаривались о встрече, вы упоминали про учебу. Где?
– Я еще учусь в Академии управления. (С.Дорофеев до этого окончил технический вуз – авт.).

– Наверняка, вас узнают на улицах.
– Я отношусь к этому спокойно. Все это атрибут профессии.

– А реакция на вас какая? Подкалывают, рекомендации пытаются давать?
– Пытаются. Но я очень не люблю панибратства, особенно на улице, когда сразу переходят на «ты», начинают давать советы. Но это уже к вопросу общей культуры наших людей.

– Ваша элегантная бородка – это дань чему? С кого, извиняюсь, вы ее скопировали?
– Ни с кого не копировал. Получилось и все. Наверное, последние лет десять никогда не брился начисто. Сейчас вот так, как будет потом – не знаю.

– Успехов вам и профессионального мужества.
– Спасибо.

На: Сергей Дорофеев: «Никогда не ...

автор
ЕвгениЙ БуловА